Можно ли торговцев сделать более честными?



ГЛАС НАРОДА
30 Май 2017
Интересное

Магнитогoрск — город в Челябинской области России, один из крупнейших мировых центров чёрной металлургии, а также крупный культурный и деловой центр Южного Урала и в России четвертый из числа крупнейших городов, не являющихся центрами субъектов федерации.
Город трудовой доблести и славы (с 2015 г.)

(По книге «Налоговая революция», 1997г.)

Пришёл ко мне как-то мой приятель, и говорит:

— Ты хоть и физик, но очень много пишешь о законах. Мне кажется, что ты для решения любой проблемы общества можешь предложить какой-нибудь закон. А вот у меня есть одна вечная проблема, которая существует уже тысячи лет и её никто даже и не думает решать. А решить её было бы совсем даже неплохо.

— Что за проблема?

— Как сделать торговцев, ну, скажем, не честными, но хотя бы более честными?

— Ты правильно сказал, что её никто даже и не думает решать.

— Ты хочешь сказать, что эту проблему невозможно решить?

— Нет, но мне кажется, что её не дают решить сами торговцы. В нашем продажном обществе они воздействуют на законодателя, a он вследствие этого старается не трогать торговцев. Но сама проблема, конечно, могла бы решиться, по крайней мере так, как ты её поставил: сделать их более честными или совестливыми.

— И что бы ты для этого сделал?

— Много чего можно было бы сделать. Но для начала я бы не позволил им врать о том, что они якобы платят налоги. Это принесло бы большую пользу обществу.

— Как? Но ведь они платят налоги? И не якобы, а действительно.

— Нет, нам это только кажется.

— И ты можешь мне это доказать?

— Минут за 5-10. Не только тебе, но и любому человеку. Но для начала я расскажу тебе небольшую историю. Своего рода анекдот.

«Политики не врут»

Один мужчина вернулся из отпуска в Италии и встретился со своим другом, бывшим судьёй.

— Мне в Италии рассказали забавную вещь. За одним молодым человеком охотится целая деревня и хочет его убить.

— Наверняка он что-нибудь натворил. Но тем не менее, самосудом заниматься нельзя.

— Я тебе не всё рассказал. Это была только часть рассказа. До этого этот молодой человек убил трёх человек из этой деревни.

— Вот это мерзавец! Конечно, я теперь понимаю эту деревню. Но я бы им всё-таки посоветовал обратиться к властям. Если они этого парня убьют, кому-то из них придётся ещё и отвечать за убийство.

— Ты меня опять не дослушал. Я рассказал тебе только часть правды. Сейчас я расскажу тебе остальное. Дело в том, что этот молодой человек установил, что все жители этой деревни являются членами мафии. Он пытался обратить на это внимание полиции. В тот же вечер на него напали и он чудом спасся. После этого он решил сам в одиночку расправиться с жителями этой деревни.

— Вот это храбрец! Но какими бы ни были преступниками жители этой деревни, если этот парень останется жив, ему придётся ещё и отвечать за своё геройство. Убийство остаётся убийством.

Рассказчик засмеялся:

— Вот видишь, как я тебя купил!

— Ты всё это придумал? Но в чём же покупка?

— Мне эту историю рассказали примерно так, как я тебе её рассказывал. И я им отвечал примерно так же, как сейчас ты мне.

— И что же тут смешного? По-моему, я отвечал вполне разумно.

— Дело не в этом. Ты обратил внимание на то, что ты три раза высказал совершенно различные мнения как об этой деревне, так и об этом парне?

— Что же тут особенного? Ты каждый раз добавлял новые подробности, и мне приходилось менять своё мнение.

— Мне эту историю рассказали, чтобы продемонстрировать, что такое часть правды.

— И вы решили, что часть правды — это ложь?

— Разумеется.

— Это далеко не всегда правильное определение. Представь себе, ты сперва встретился с человеком, который рассказал тебе первую часть твоего рассказа. Он не врал, но он знал только это. Потом ты встретил человека, который знал ещё и вторую часть правды. Рассказывая её тебе, он опять-таки не врал. И только потом ты встретил того, кто знал все три части правды. И только тогда ты смог составить правильное мнение о случившемся.

— Так как же тогда назвать часть правды? Истиной в последней инстанции?

— Возможно, частью информации. Информация — слово более нейтральное. Любая часть информации сама по себе может быть правдивой. Но чем больше нам известно о каком-либо случае, тем ближе мы будем к истине.

— Получается, что название «часть правды» не совсем корректное. Но мы ведь никогда не знаем, полная у нас информация или только частичная?

— Поэтому часть правды можно называть ложью только тогда, когда известно, что человек часть правды скрывает, намеренно пытаясь этим ввести других в заблуждение.

— Но вот доказать, что он говорит меньше, чем знает, это задача наверняка не из лёгких.

— Как раз этим и пользуются лгуны. А как вы вышли на эту тему?

— Там один пришёл и со смехом рассказал, что по радио дикторша только что сказала: «Политики не врут. Но они не говорят всю правду».

Можно ли торговцев сделать более честными?

Первая часть информации — отвлечение внимания.

— История не такая плохая. Действительно, почти как анекдот. Но здесь нет ни одного слова ни о налогах, ни о торговцах.

— Да, это верно. Но история о налогах тоже состоит из нескольких частей. И пока мы не разберём каждую часть отдельно, нам будет трудно придти к общему мнению — из-за того, что информация по разбираемой нами проблеме будет ещё не полной. Как я тебе уже сказал, то, что торговцы платят налоги — это обман. Но придуман он для того, чтобы сделать вид, будто в нашем мире наличествует справедливость. Нам говорят, что из соображений справедливости — кто больше зарабатывает, тот и должен больше платить налогов.

— Это не обман, а принцип. На мой взгляд, вполне нормальный принцип.

— Принцип, конечно, нормальный. Но нам его преподносят для того, чтобы отвлечь наше внимание от того, что он в данном случае невыполним. Похожий приём применяется фокусниками. Они привлекают внимание к какому-либо не имеющему никакого значения обстоятельству, для того, чтобы мы не заметили, где он нас околпачил. Это целенаправленный обман. Но упакован он в форму принципа справедливости.

— Не понимаю. Объясни.

Можно ли торговцев сделать более честными?

Вторая часть информации. Как можно обманывать с помощью принципа справедливости

— Дело в следующем. Ни с успешных торговцев, ни с успешных производителей товаров народного потребления невозможно брать налоги.

— Как это невозможно?! Ведь берут же!

— Ты, пожалуйста, не перебивай меня на каждом слове, а сначала послушай. Я же тебе сказал: нам это только кажется.

Дело в следующем. Перед тем, как назначить продажную цену товара, экономист её рассчитывает. Он знает, что предприятию придётся платить налоги с оборота, с дохода и т. д.

Поэтому он цену выбирает такую, чтобы, когда товар будет продан, были окуплены все расходы и была необходимая прибыль. А раз в продажную цену товара входят налоги, то кто оплачивает налог?

— Покупатель?

— Вот именно. Например, мы с тобой. Любой и каждый покупатель.

— Это верно. Но тем не менее, каждый торговец, каждый производитель товаров платит потом налоги.

— Нет, он не платит налоги, а только собирает их. А платим мы, из нашего кармана, когда покупаем товар.

— Кажется, я начинаю понимать, что ты хочешь сказать. Чем больше товаров продаёт торговец, тем больше он имеет дохода и тем больше платит налога. Но никакой справедливости в этом нет?

— Вот именно. Потому что на самом деле эти налоги платим мы, покупатели.

— И потому ты говоришь, что с торговца невозможно брать налоги. Потому что он вынужден перекладывать их на нас. Иначе он может прогореть.

Третья часть информации. Эти налоги можно было бы не брать — народу от них пользы нет

— Поэтому, когда нам говорят, что это принцип справедливости: кто больше зарабатывает, тот больше платит налогов, это обман. Никакой справедливости в этом нет.
— Возможно, ты прав, когда ты говоришь, что никакой справедливости в этом нет. Но и никакой несправедливости в этом я тоже не вижу. Ведь иначе просто нельзя?

— В том-то и дело, что можно. Нам говорят, что налоги берут с торговцев для того, чтобы облегчить налоговое бремя народа. Но, как мы видели, это только трюк. Торговцы никаких налогов на самом деле не платят. Эти налоги платит сам народ. А торговцы только собирают их, исполняя бесплатно обязанности финансовых органов.

— Но если перестать брать налоги с торговцев, народу от этого легче не будет. Торговцы перестанут платить налоги, но за товары будут брать ту же цену.

— Здесь ты неправ. Ты видел, что минимальную продажную цену высчитывают экономисты. Если не брать налоги с торговцев, то минимальная продажная цена должна упасть. Но главное то, что народ не будут обманывать с помощью этого якобы справедливого принципа.

— Но легче от этого народу не будет. Ты сумел доказать, что с торговца взять налог невозможно так, чтобы от этого было облегчение налоговой нагрузки народа. Но налог кто-то должен платить? Значит, будет платить тот же народ. Получается, мы с тобою спорили абсолютно впустую.

Четвёртая часть информации. Сколько стоит народу налоговый обман народа?

— Переходим к следующей части. Видишь, кое-что мы с тобой уже разобрали. Но ты всё ещё не видишь необходимости в том, чтобы не брать кажущегося налога с торговцев. Тебе всё ещё не хватает одной части информации. Слушай дальше.

Обман, как правило, всегда обходится народу в копеечку. И данный случай — не исключение. Причём, в очень большую копеечку.

— Ин-те-ре-есно! И это ты мне тоже докажешь за десять минут?

— Засекай время! И внимательно слушай!

Государство не просто берёт налоги с торговцев, а заставляет отчитываться за каждую копеечку. Поэтому любому предпринимателю надо на всё собирать квитанции. На это уходит время, а значит деньги. Но это пока ещё относительная мелочь.

Все эти квитанции надо не просто собирать, но и вести их учёт. Потом приходит время для налоговой декларации. Составлять её не так-то уж и просто, и для выполнения её существуют специальные бухгалтерии, разбирающиеся в налоговых законах. В 1997 г. я собирал по этому поводу информацию. В Германии тогда существовало 61.486 подобных бухгалтерий. В среднем в каждой из них работало по 20 бухгалтеров. Умножь-ка 61.486 на 20? Это же целая армия! Огромная армия — более 1.200.000 человек. Армия Наполеона была вдвое меньше.

Обычная армия, которую имеет любое государство — служит для защиты границ. Она худо-бедно приносит народу пользу.

Эта же армия не приносит ни народу, ни государству какую-либо пользу. Она самой чистой воды паразит, нахлебник.

Причём каждый член этой армии получал в год примерно по 70.000 марок. Это 84 миллиарда марок! Но это ещё не все по существу паразиты, которые занимаются проблемой сбора налогов с предприятий. Множество людей заняты этим вопросом в министерстве финансов. Так как многие предприятия стараются скрыть свои налоги, а это считается преступлением, то этим же вопросом занято множество детективов, прокуроров и адвокатов. Точные данные я, конечно, собрать не смог, да я и не ставил подобное своей целью, но я пришёл к выводу, что это обходится народу не менее, чем в 100 миллиардов в год. Это было 20 лет назад. Но сейчас ситуация в этом отношении нисколько не улучшилась.

Так вот, сумма в 100 миллиардов в год далеко не шуточная. Экономя эти деньги, каждая семья в течение жизни насобирала бы на собственный домик. Каждый год на эти деньги можно было бы обеспечивать бесплатным жильём очередной полумиллионный город.
Или, если обратиться к другой проблеме, можно было бы шутя выплатить «государственный долг» Германии, который в настоящее время, как известно, растёт, растёт и растёт.

Такая вот цена «показной справедливости».

— Подожди, подожди, но ведь кто-то же должен собирать налоги.

— А их и сейчас собирают, причём с каждого человека. Конечно, изменилась бы собираемая сумма, но сама стоимость собирания налогов с населения нисколько бы не изменилась. Но зато мы бы знали более близкий к истине процент налогов, который собирают с населения. А стоимость собирания налогов с предприятий можно было бы сэкономить.

Кроме того, ты знаешь, что государство делает вид, что не берёт налогов с граждан с низким доходом. Из-за того, что налоги торговцев оплачивают на самом деле покупатели, то и эта сверхзабота государства о гражданах с низким доходом тоже оказывается ложью. Через торговцев налог берут со всех и причём довольно значительные. Если отменить налоги с торговцев, то тогда действительно может оказаться, что с малоимущих не будут брать налоги.

Пятая часть информации. Как можно сделать так, чтобы торговцы не слишком загибали свои цены

— Хорошо, я с одной стороны согласен, что если торговцев лишить возможности врать о том, что они якобы платят налоги, то народ будет жить лучше. И будет больше настоящей справедливости, а не показной.

Но я считаю гораздо большим злом то, что государство вообще не вмешивается в ценообразование в торговле и позволяет торговцам назначать цены, которые намного выше экономически обоснованных. Некоторые из торговцев ведут себя просто бессовестно. Я однажды обратил внимание на игрушку в небольшом турецком магазине. Совершенно случайно я увидел ту же самую игрушку в большом супермаркете. В супермаркете она продавалась в 3-4 раза дороже. Очевидно, что маленький магазинчик не мог закупить эту игрушку по более низкой цене, чем большой супермаркет. И очевидно, что турецкий магазин продавал игрушку по цене не ниже рентабельной или, как говорят иначе, экономически обоснованной. Можно быть уверенным, что маленький магазинчик продавал игрушку с надбавкой не менее 20 % по сравнению с закупочной. И если это так, то супермаркет продавал её с надбавкой порядка 500 %. Я думаю, что такое надо было бы наказывать.

— Согласен с тобой. Мне тоже знакомы подобные примеры и я знаю, что торговцы нередко продают товар по цене и в десять раз выше закупочной. Особенно загибает цены Телеком и другие монополисты.

Конечно, государство могло бы совершенно по разному вмешиваться в ценообразование. К сожалению, оно очень много чего не делает.

Сделать же «совестливыми» торговцев можно было бы очень просто. Надо было бы потребовать, чтобы торговец на этикетке проставлял не только продажную цену, но и закупочную. Тогда любой покупатель сразу же видел бы, какие магазины завышают цены сверх меры, а какие нет. Не только покупатель мог бы делать свой выбор, но и редко какой торговец стал бы делать себе антирекламу чрезмерным завышением цены.

Государство могло бы изредка проверять правильность указанной закупочной цены в супермаркетах и в случае обмана штрафовать торговца, да так, чтобы не повадно было. Мелких торговцев можно было бы не проверять.

Мне кажется, в этом случае сама собой выработалась бы умеренность в ценообразовании, то есть, выработалась бы своего рода совесть у торговцев.

— Мне очень понравилось твоё последнее предложение. Тут и объяснять ничего не надо. Сразу каждому всё понятно. Как в таких случаях говорят, твои бы слова да богу в уши.

— Не богу, а законодателю. Вот когда народ вспомнит о своём праве быть законодателем, и никому не позволит это право у него забирать, тогда эти слова наверняка дойдут до «божьих» ушей.

 






 Архивы
ГЛАС НАРОДА © 2018 ·   Войти   · Наверх