Поколения входят в клинч



ГЛАС НАРОДА
27 Июль 2015
Магнитогорск

Магнитогoрск — город в Челябинской области России, один из крупнейших мировых центров чёрной металлургии, а также крупный культурный и деловой центр Южного Урала и в России четвертый из числа крупнейших городов, не являющихся центрами субъектов федерации.
Город трудовой доблести и славы (с 2015 г.)


Актёр Сергей Пускепалис снял свой первый фильм в качестве режиссёра.


На завершившемся в Ереване кинофестивале «Золотой абрикос» состоялась мировая премьера фильма «Клинч» — дебюта в кинорежиссуре Сергея Пускепалиса.


Актёрских наград у Сергея Пускепалиса, работавшего в 2003-2008 годах главным режиссёром в магнитогорском театре имени А. Пушкина, не счесть — от престижного «Серебряного медведя» Берлинского кинофестиваля до доморощенных «Ники» и приза «Кинотавра». Снятый по сценарию Алексея Слаповского «Клинч» — жестокий романс об учителе, чью жизнь в считанные мгновенья рушит влюбленная в него школьница.


С одной стороны, видеть фамилию Пускепалиса рядом с титром «режиссёр» не слишком удивительно — по своему основному образованию он театральный режиссёр, поставивший пару десятков спектаклей в театрах по всей стране. С другой — именно в последние пять лет он стал по-настоящему востребованным киноактёром.


Отчего «Клинч» заставил его сменить приоритеты на пике актёрской карьеры, Пускепалис рассказал корреспонденту «Российской газеты».


— До «Клинча» вы успешно совмещали актерские работы в кино и режиссуру в театре. Дебют в качестве кинорежиссёра для вас новый вызов или логичный виток биографии?


— Это ожидаемый шаг. Я бы даже сказал, давно ожидаемый. Основы режиссёрской работы мне ведомы. Но специфика кино, имеющего отличные от театра технологии, была мне незнакома. Я ведь на самом деле пошёл сниматься в кино, чтобы её изучить. Так сложилось, что предложение поработать киноартистом совпало с моим желанием попробовать себя в кинорежиссуре, то есть я не столько хотел сниматься, сколько снимать. Но учиться некогда было. ВГИК мне был не по зубам, я был уже слишком взрослым. А так можно было сниматься у хороших режиссёров и смотреть, как всё делается. Поэтому у меня вместо теории сразу была практическая школа с отличными ребятами, которые снимают хорошее кино. И моё киноактёрство можно считать таким ВГИКом: я видел, какие приёмы мне подходят, а какие нет. Теперь для меня нет загадок в том, как делать кино, я изучил этот букварь от «А» до «Я», то есть от кастинга и запуска до монтажа.


— Означает ли это, что вы менее активно будете сниматься в ближайшие годы?


— В связи с «Клинчем» я пока отказываюсь от предложений сниматься. Вообще стараюсь не прыгать по кочкам, когда есть какое-то значимое, энергозатратное дело. И потом я сейчас работаю по основному виду своей деятельности.


— Вы же со Слаповским давно дружны. Этим обусловлен выбор материала для дебюта?


— Алексей Слаповский приносит мне удачу, у нас с ним уже готово четыре киносценария, один из которых стартовал благодаря продюсеру Рубену Дишдишяну. Огромная радость и счастье найти своего автора, который пишет так, как ты думаешь и чувствуешь. Мне многое в его произведениях близко — там всегда есть интерес и любознательность к жизни, поиск в обычном необычного. Он удивлён этой жизнью — и я тоже. Ещё учась в ГИТИСе, я начал работать над его «Пьесой номер 27». Это была достаточно удачная работа. Дальше ставил его спектакли в разных городах и театрах. Все они имели неизменный успех и являлись экзаменом моей творческой состоятельности. Не стала исключением и пьеса «Клинч», написанная 15 лет назад. Желание сделать из неё киносценарий возникло после того, как я поставил «Клинч» в уфимском Молодёжном театре. Билетов на тот спектакль было не достать. Интерес зрителей к этому материалу сподвиг нас с Алексеем к тому, чтобы засесть за киносценарий и показать «Клинч» более широкому кругу. Мы стали над ним работать, изменять, добавлять новые истории, чтобы подстроиться под специфику кинематографа, существенно расширять линию героя.


— «Клинч» Слаповского не столько пьеса, сколько зарисовка, которую можно снять и как историю о «нашествии варваров», и как абсурдистскую драму о распаде семьи, и как чёрную комедию. В какую сторону было интересно двигать историю Слаповского вам?


— В центре сюжета клинч отношений между поколениями next и людьми моего возраста. Мы не очень хорошо понимаем ребят, которым по 20-22 года. И разница между нами существенная, они — жители России, а мы всё ещё мысленно в СССР. У нас разные понятия о жизни, любви, истине. В «Клинче» всё это сталкивается, и появляются неприятные ответы. Ну или ещё большие вопросы. Но в основе основ истории — самоидентификация главного героя, учителя Фёдорова. Он в нашем фильме крепкий мужчина, образованный, глубоко чувствующий и пытающийся скрыть от окружающих нежность своей души. В этих попытках он постепенно костенеет, как и каждый из нас. Но та внутренняя жизнь, которая в нем присутствует, не даёт ему спокойствия. И результат этого беспокойства — всё, что с ним происходит в «Клинче».


— Как вы относитесь к попыткам провести параллели между «Клинчем» и фильмом Александра Велединского «Географ глобус пропил»? И здесь, и там учитель, влюблённая ученица, полный швах на личном фронте у героев…


— А я просто не вижу этих параллелей. Наш фильм совершенно не похож на «Географ глобус пропил». Если и есть сходство, то только в одном — главный герой работает учителем. Но и то оно относительное. Наш Фёдоров учитель по призванию, он любит свою профессию, то, что делает. А в «Географе» Виктор Служкин занимается этим по необходимости, по стечению обстоятельств.


— Главную роль в «Клинче» играет Алексей Серебряков. Рассматривали ли вы других кандидатов на роль учителя?


— С момента написания киносценария прошло лет шесть. И за это время и текст, и образ главного героя сильно менялись. Когда мысли перешли к тому, кто бы мог это сыграть, было несколько кандидатур. Но компас точно показал на Алексея Серебрякова. Как только это случилось, мы стали доделывать историю конкретно под него, с учётом его особенностей. Хотя я с Серебряковым до этого не был знаком. Когда материал был изменён, я показал его Серебрякову и встретил понимание. Мы, кстати, вместе с ним прошлись по сценарию, он внес какие-то предложения.


После этого история раскрутилась: я понял, кто у него должна быть жена, кто сын, кто — возмутительница спокойствия. Фёдоров — планета, вокруг которой всё крутится. И сейчас я вижу Лёшу в кадре и понимаю — это тот учитель, тот Фёдоров, который у меня уже жил в голове. Другого учителя и быть не могло для этой истории.


Эта история настоялась, как хорошее вино, она нашла своих героев, работать с которыми одно удовольствие. Для Серебрякова главное, чтобы ему не мешали сниматься, потому что он сам всё прекрасно знает, ориентируется в гранях и границах своего героя. У него прекрасная партнёрша — Ася Домская, она дебютантка. И мы с ней в этом похожи — в этом смысле мы в одной лодке. Вообще, я внезапно понял, что дебют оказался страшно увлекательным занятием.






 Архивы
Профессиональные грузчики
Грузовые перевозки. Информация об автопарке.
gruzchiki-msk.ru
ГЛАС НАРОДА © 2018 ·   Войти   · Наверх