Жизнь закручивает гайки



ГЛАС НАРОДА
25 Январь 2016
Магнитогорск

Магнитогoрск — город в Челябинской области России, один из крупнейших мировых центров чёрной металлургии, а также крупный культурный и деловой центр Южного Урала и в России четвертый из числа крупнейших городов, не являющихся центрами субъектов федерации.
Город трудовой доблести и славы (с 2015 г.)

Экономический кризис заставил магнитогорцев по-новому взглянуть на соотношение своих трат и доходов.

Магнитогорск вместе со всей Россией живёт в условиях кризиса без малого два года. Сначала — объективное шатание мировой экономики, случающееся, по мнению специалистов, каждые пять-семь лет. Потом — политические неурядицы и санкции, отозвавшиеся ростом цен на самые необходимые продукты. А вскоре — рекордное падение нефтяных котировок одновременно с бурным ростом валютного курса, которые снова сказались на ценниках в магазинах. Как отразился кризис на магнитогорцах и как они смотрят в будущее?

Во-первых, произошла чёткая переориентация на продовольственном рынке: из дорогих магазинов народ перешёл в доступные супермаркеты, активно участвуя в их многочисленных акциях.

Екатерина работает мерчендайзером в «Метро» — говорит, число покупателей заметно уменьшилось, почти всех она знает в лицо — остались, что называется, постоянные клиенты. Зато такие не экономят: как набирали полные сумки, так и сейчас набирают. В «Магните» или «Пятёрочке» народу стало заметно больше. Другое дело, что, по словам кассира Натальи, немного оскудел набор покупок: дорогое мясо сменилось курицей, менее популярными стали готовые салаты и мясные блюда, меньше покупают овощей и фруктов, деликатесы люди заменили колбасой и недорогим сыром.

То же с алкоголем: на днях в Росстате подсчитали, что россияне стали меньше пить: с 13,5 литра на душу населения в год «опустились» до 11,5 литра. Правда, специалисты разошлись в причинах такого явления. К примеру, директор федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии Минздрава России Татьяна Клименко оптимистично считает, что во всём «виновата» политика государства — пропаганда здорового образа жизни, запрет на продажу алкоголя по ночам и так далее. А вот председатель правления совета по общественному здоровью и проблемам демографии Дарья Халтурина утверждает, что, хоть продажи алкоголя и снизились, пить меньше не стали: просто из-за падения платёжеспособности россияне перешли на контрафакт, исчезнув таким образом из поля видимости официальной статистики. Согласен с этим утверждением и генеральный директор магнитогорской сети алкомаркетов «Чарка» Евгений Филиппов:

— Уменьшения количества покупателей в наших магазинах не заметил, да и уровень продаж и прибыли не сократился. Но, мониторя ассортимент, могу с уверенностью сказать, что люди переориентировались на более дешёвые напитки. Вино, шампанское и пиво покупают в том же объёме, но предпочитают эконом-класс, а вот любителей водки стало меньше, поскольку в городе полно дешёвой водки, завозимой нелегально из Казахстана.

Теперь о сфере услуг. Больше всего досталось туристическим агентствам. И, по словам директора турагентства «Дорадо-тур» Галины Тарбаевой, за последнее время этому бизнесу пришлось пережить не один удар:

— Когда кризис только начался, было туговато. Но спасло ситуацию то, что россияне привыкли отдыхать и от отпуска не отказались — просто туристы с экзотических и более дорогих направлений «пересели» на доступные Турцию и Египет. К лету подоспели и российские курорты — туроператоры сразу предложили чартерные рейсы и программы вплоть до ол-инклюзив.

Осенью, когда отменили полёты в Турцию и Египет, туристический бизнес почти совсем просел.

Вьетнам, Индия и Таиланд задрали цены, а российские курорты уже не пользовались спросом из-за погоды. Теперь цены на Юго-Восточную Азию упали: даже в новогодние каникулы полететь в Таиланд или Вьетнам можно было чуть ли не за шестьдесят тысяч вдвоём. Но люди не торопятся: одни в ожидании худших времён копят деньги, других останавливает высокий курс валюты. Азиатские отели — это только завтраки, остальное питание приходится оплачивать самому. На семью из четверых человек в отпуск нужно взять минимум тысячу долларов. И если раньше это было тридцать тысяч рублей, то сегодня — семьдесят, а эту сумму не все потянут.

С ресторанами сложнее: почти не почувствовали кризиса недорогие кафе, заработавшие добрую репутацию, а также фешенебельные рестораны — особенно оригинальные и тематические.

— Ни по числу посетителей, ни по прибыли мы не просели, — говорит владелица ресторана «Учкудук» Светлана Яковлева. — Состоятельные люди приходят на обед с парт-

нёрами, приводят гостей города, часто заглядывают туристы из горнолыжных центров… Средний класс для обычного обеда или ужина, наверное, предпочтёт кафе подешевле, но на день рождения придут к нам. К тому же, дороговизна ресторана с высоким средним чеком — всего лишь стереотип. Если сравнить цену, качество продуктов и вес блюда, то в дешёвом баре наценка зачастую гораздо выше, чем в самом, казалось бы, дорогом ресторане. Да и рестораны сориентировались в условиях кризиса: расширили меню, ввели в него недорогие блюда, так что переживаем непростые времена довольно комфортно. С чем реально было сложно — это с заменой продуктов, когда Россия ввела продуктовые санкции. Шеф-повара встали перед вопросом: где теперь брать пармезан, оливковое масло, мраморное мясо, устриц и так далее? Но, к счастью, и эту проблему решили довольно быстро — теперь сотрудничаем с российскими производителями и очень ими довольны.

Больнее сказался кризис на кафе среднего уровня. Одни закрылись или сдали помещения в аренду, другие переориентировались на бизнес-ланчи — уж если дорогой ужин горожане позволяют себе не всегда, то от вкусного обеда в уютной обстановке отказываться не хотят. По понятным причинам, получить комментарий от владельцев кафе со средним чеком сложнее — жаловаться никто не хочет. Согласилась одна — назовём её Ольгой.

— Каждый день думаю: закрыть кафе или ещё побарахтаться. Скажу честно: если бы помещение кафе было не моей собственностью, а взято в аренду, пришлось бы закрыться ещё два года назад. Коммуналка душит, да ещё место не очень проходное — случайных посетителей немного. Рекламу не даю — она съест все доходы, — надеюсь на «сарафанное радио».

Что можно сказать о салонах красоты: элитные пострадали мало, поскольку, кроме стрижек и маникюра, предлагают и фитнес, и косметологию, и даже омолаживающие процедуры — а ради вечной молодости женщина готова на многое. В эконом-сегменте, по словам парикмахера Татьяны Петелиной, тоже не всё так плохо:

— Я мужской парикмахер, так что у меня работы меньше не стало. Разве что мужчины стали просить постричь покороче — чтобы надолго хватило. Зато самих клиентов прибавилось — из дорогих салонов многие из-за экономии перешли к мастерам подешевле. У женских мастеров сложнее: дамы более придирчивы к своей внешности, так что мастеров меняют редко, даже если их услуги дороги. Многие отказались от стрижек — волосы растят. Те, что раньше окрашивали волосы у нас, теперь покупают краску в магазинах и красятся дома. Гораздо реже стали посещать мастеров маникюра и педикюра — тоже сами справляются.

Меньше всего от кризиса пострадали аптеки: люди покупали и будут покупать лекарства. Но и здесь не обошлось без изменений. И, по словам владельца сети аптек «Гезель» Константина Николенко, не всегда они идут на пользу здоровью:

— Раньше покупали то, что назначает врач, и порой даже не знали о таком понятии, как дженерик или аналог. Теперь все более избирательны: ищут аналоги подешевле, сами меняют схему лечения. Слава богу, если советуются при этом с врачами. Бывает, во имя экономии люди вообще отказывались от лекарств. Знаю даже такие случаи, когда пациенты, получающие дорогостоящие препараты бесплатно в рамках социальной программы государства, перепродают их, чтобы пустить деньги на другие цели. Пожалуй, единственное, что до сих пор свято, — дети. Вот им покупают всё беспрекословно, несмотря на цену.

Не экономят на детях и в других областях жизни: почти нет оттока желающих заниматься в спортивных секциях, на музыкальные школы спрос, напротив, вырос. В чести школы иностранных языков и подготовки к ЕГЭ и ГИА. Не перестали нанимать и частных репетиторов. Правда, по словам последних, цены на индивидуальное обучение пришлось приопустить, чтобы учеников не потерять. И даже фитнес-центры, тоже потерявшие клиентов из-за кризиса, признаются: взрослые от спорта отказываются, а вот детских групп стало, наоборот, больше. Правда, с частными детскими садами ситуация печальнее. Владелица одного такого заведения Татьяна Никишина, жена известного магнитогорского кавээнщика, улыбается: порой заработная плата у неё меньше, чем у её воспитателей, а бывают месяцы, когда работает вовсе бесплатно.

В целом же горожане признаются: кризис научил и приучил их экономить, неважно, директор ли вы с большим доходом или скромный клерк с сокращённым из-за кризиса окладом. И в этом, кстати, все даже видят плюсы кризиса: если раньше покупали всё без разбору, то теперь относятся к тратам внимательнее, а на крупные покупки деньги откладывают, а не влезают в кредиты, что легко делали раньше.

В большинстве магнитогорцы смотрят в будущее с оптимизмом.

Особенно пожилые люди…

— Мне пенсии и раньше не хватало, так что кризис меня особо не удивил, — смеётся пенсионерка Ирина Александровна. — Только бы коммуналка не росла да лекарства так сильно не дорожали, а на хлеб и молоко вроде хватает. Трудно, конечно, зато дети стали помогать: то сын деньжат подкинет, то дочь с зятем продукты привезут — заодно и с внуками стали чаще встречаться. Сад очень выручает: летом свои ягоды, фрукты, овощи, зимой — соленья и варенья. Опять же, общие садовые работы семью сплотили. Ещё пару лет назад молодёжь не очень-то заготовки на зиму делала — отмахивались, что в магазине всё купят. А теперь рецепты у меня просят. Наше поколение всякие передряги видело — переживём и кризис. Лишь бы все вместе и под мирным небом.






 Архивы
ГЛАС НАРОДА © 2018 ·   Войти   · Наверх